Отрывок из «НАУЧНАЯ ЙОГА. ДЕМИСТИФИКАЦИЯ»  Уильям Броуд

Симпатическая нервная система – своего рода педаль газа, парасимпатическая – педаль тормоза. Работая вместе, они управляют перемещением энергии в теле: одна обеспечивает условия для расхода энергии, вторая – для сохранения. К примеру, симпатическая нервная система учащает сердцебиение, а парасимпатическая
замедляет.
Йоги веками использовали эти рычаги. А в наше время появился человек, умеющий не только дергать за ниточки, но и использовать весь инструментарий современной науки, чтобы объяснить этот процесс и его связь с тем, что испытывают обычные
ученики.
Речь идет о Меле Робине.
Многие преподаватели йоги окружают себя аурой почтения. Но не Робин. Особенно в ту дождливую субботу в Пенсильвании, когда он вошел в переполненную студию йоги, щеголяя аккуратно подстриженной бородкой. В студии играла тихая этническая
музыка.
«Меня зовут Мел, и эту музыку написал я», – заявил он, и посетители рассмеялись.
Кто-то спросил, не он ли это играет.
«Не умничайте», – ответил он. И от обычной атмосферы йога-клуба не осталось и
следа.
Клуб Yoga Loft в Вифлееме занимал верхний этаж старого кирпичного здания, находившегося на этом месте, по-видимому, еще в те времена, когда городок славился своим сталелитейным производством. В здании были деревянные полы, не покрытые лаком, и большие окна. Регулярные субботние классы были отменены ради специального тренинга с участием Робина – «Наука перевернутых поз» (позы, при которых ноги или туловище находятся выше головы). В анонсе говорилось, что участники должны взять с собой книгу Робина «Учебник по физиологии для преподавателей асан» или купить ее в магазинчике при студии. В студии в основном находились женщины в возрасте от 30 до 40 лет. Встречались среди них и преподаватели, так как класс был рассчитан на продвинутых. Семидесятитрехлетний Робин, что обычно для занимающихся йогой, совершенно не выглядел на свой возраст, да и поведение его было нетипичным для стариков. Он сидел на голом деревянном полу, потягивался и болтал – и в течение следующих трех часов разъяснил нам некоторые нюансы управления вегетативными функциями. В тот день его лекция была посвящена не умственной гимнастике, которую демонстрировал Рама, а объяснению того, как обычные позы воздействуют на вегетативную нервную систему. Стойка на голове, заявил Робин, активирует реакцию «бей или беги», в особенности у новичков. А вот стойка на плечах имеет противоположное действие: она включает парасимпатический «тормоз», успокаивает дух и является благодаря этому «одной из
самых расслабляющих поз йоги». Мы разделились на пары, и Робин, обучающий йоге в традиции Айенгара, стал ходить по залу, помогая каждой паре сделать стойку на плечах. Когда пришла моя
очередь, я спросил, что известно о причинах подобного расслабляющего эффекта. Робин ответил, что поза успокаивает потому, что оказывает воздействие на одну из важнейших функций вегетативной нервной системы – управление кровяным
давлением. Общеизвестно, что здоровье человека зависит от давления, которое должно оставаться в определенных пределах. Если давление падает слишком сильно, страдает мозговое кровообращение: возникают головокружение, слабость, возможна потеря сознания. В самых серьезных случаях прекращают функционировать внутренние органы, к примеру возможна остановка сердца. Высокое кровяное давление чревато своими последствиями – в данном случае долговременными, а не краткосрочными. Сердечная мышца и стенки артериальных сосудов испытывают большую нагрузку,
что может привести к возникновению гипертонии, которая, в свою очередь, повышает риск инсульта, инфаркта и отказа почек. Из-за наличия этих рисков за века в организме человека сформировались определенные защитные механизмы, контролирующие показания давления в кровеносных сосудах и вносящие необходимые
изменения. Робин объяснил, что стойка на плечах запускает один из таких механизмов. Речь идет о сонных артериях – крупных сосудах, проходящих в передней части шеи и снабжающих кровью мозг. Сонные артерии обеспечивают достаточный приток крови к мозгу, а поскольку мозг имеет столь важное значение, эти процессы серьезно
регулируются. Рецепторы в артериальных стенках отслеживают расширение и ли сокращение артерий, свидетельствующие об изменении кровяного давления. При выполнении стойки на плечах подбородок упирается в шею и верхнюю часть грудины, сжимает артерии и сильно повышает местное давление. Возникает сигнал
тревоги, и запускается парасимпатический «тормоз». Организм считает, что мозг получает слишком много крови, и приказывает сердцу и системе кровообращения компенсировать это, понижая кровяное давление. Основные сигналы при этом передаются через блуждающий нерв – его ядра лежат в продолговатом мозге, а волокна
расходятся к легким, сердцу, желудку и прочим внутренним органам в брюшной полости (до сигмовидной ободочной кишки). Робин хлопнул в ладоши, показывая, как отдает «команды» парасимпатическая нервная система. «Не качать кровь так быстро. И так мощно. Расширить диаметр. Вазодилировать…» – последний термин означает расслабление сосудов, благодаря которому кровоток замедляется.
Я поблагодарил его. Да, Гуну, хоть он и советовал Ганди выполнять стойку на плечах ради ее успокаивающего эффекта, не сравниться с Робином по части объяснения механизмов ее действия.
Робин заметил, что научный подход к пониманию поз смущает некоторых йогов. «Кое-кто говорит: вы перешли черту. Это не йога. Почитайте Патанджали. Он ничего не говорил о работе симпатической нервной системы». «Йоги – очень консервативные люди, – продолжал он. – Что я думаю по этому поводу? Я с ними согласен. Это не йога. Это попытка понять йогу, чтобы улучшить свою практику».
С этими словами Робин вернулся к остальным ученикам в группе.
«Улучшить свою практику». Эти слова все еще звучали в моей голове. Через несколько дней я позвонил в Yoga Loft и записался на серию из четырех курсов, посвященных научному разъяснению йоги, которые планировал провести Робин. Темой последнего из них была вегетативная нервная система. С первого же занятия он представил вопрос в новом свете. В большинстве случаев при объяснении делается упор на психологические факторы: угрожающие жизни ситуации, вызывающие реакцию «бей или беги», или мирные периоды, приносящие с собой состояние покоя, подходящее для отдыха и переваривания пищи. Однако Робин заявил, что парасимпатическая и симпатическая системы не только получают стимулы из окружающей среды – на каждую из них можно воздействовать сознательно. И привел в пример работу мышц. «Когда вы напуганы, мышцы напрягаются, – сказал он. – Но если мышцы работают, это также возбуждает симпатическую нервную систему». Это удивительное наблюдение объясняло воздействие на организм йоговских поз. Робин предложил нам открыть «Науку перевернутых поз» на странице, где перечислялись органы, попадающие под управление вегетативной нервной системы. В таблице, занимающей четыре страницы, описывалось более сотни процессов и состояний – от сна и желудочной секреции до вазоспазма и дрожи. Каждая позиция сопровождалась ссылкой или несколькими ссылками на заключительный раздел учебника с перечнем научных работ. В этой таблице были сведены воедино результаты исследований, проведенных за последние десятилетия. Далее Робин попросил открыть другую страницу – там были указаны девять необычайно мощных последствий стимуляции симпатической нервной системы, в том числе учащенное сердцебиение (чтобы быть готовым к действию), расширенные зрачки (чтобы поступало больше света и человек лучше видел опасность), изменение химического состава крови (с целью стимулировать лучшее свертывание в случае внезапного кровотечения). Большинство людей не способны сознательно контролировать эти реакции. Однако два пункта из этого списка стояли особняком, поскольку повлиять на них было относительно легко. Мышечный тонус и частота дыхания. Робин назвал эти два фактора ключами к тайному миру управления вегетативной системой. Мы выполнили несколько «активных» поз, способствующих возбуждению симпатической нервной системы. «Любая физическая нагрузка, любая мышечная работа запускает этот механизм», – сообщил Робин. Он добавил, что это же касается и дыхания: «Любое действие, приводящее к дыханию в более быстром темпе, активирует симпатическую систему».
Идея была просто потрясающей. Согласно принципу действия, предложенному Робином на основе списка вегетативных функций, который мы только что рассмотрели, дисциплинированный практик способен был научиться управлять десятками важнейших скрытых механизмов тела. Этот принцип также подразумевал, что различные направления хатхи оказывают разное влияние на вегетативную нервную систему. К примеру, аштанга-йога с ее энергичными, подвижными последовательностями и акцентом на «приветствие солнцу» активно задействует мышцы и поэтому стимулирует симпатическую нервную систему. Напротив, в йоге Айенгара, с ее упором на статичные позы, преобладает влияние парасимпатической нервной системы. Углубившись в разъяснения, Робин поведал нам, как при помощи поз активируется парасимпатический «тормоз». Кое о чем мне уже было известно из тренинга по перевернутым позам. На этот раз Робин привел в пример работу сердца. Он отметил, что в правом предсердии – верхней камере сердца, куда поступает кровь из полых вен, – находятся рецепторы, отслеживающие его наполнение. Когда уровень давления понижен, рецепторы подают сигнал, заставляя сердце сокращаться быстрее, тем самым увеличивая кровоток. При повышенном давлении сердцебиение замедляется. Перевернутые позы, по словам Робина, – отличный способ одурачить сердце и заставить его биться медленнее (по аналогии с давлением на сонную артерию). Это
происходит потому, что при переворачивании тела приток крови к правому предсердию резко увеличивается. Известно, что сила тяжести влияет на кровоток, и при обычном положении тела она положительно воздействует на кровообращение органов, расположенных выше сердца. Однако при перевернутых позах под ее воздействие подпадает гораздо больший участок, то есть усиливается приток к сердцу венозной крови от ног и туловища. «Было в горку, а стало с горки, – пояснил Робин. – И сердце переполняется». Из правого предсердия поступает сигнал, повелевающий сердцу биться медленнее. Вслед за этим, отметил Робин, снижается и сила сердечных сокращений. Оказывается двойное воздействие. В целом, описанный механизм работы предсердия – еще один пример того, как йога влияет на метаболизм. Далее под руководством Робина мы провели сердечный тест. Сначала под тиканье часов измерили пульс. Затем Робин попросил нас подойти к стене, лечь на спину и поднять ноги на стену – частично перевернутое положение, позволяющее расслабиться. Мы снова замерили пульс. Робин заметил, что сейчас сердцебиение наверняка стало реже (действительно было так). Хорошо сбалансированная практика йоги, добавил Робин в конце занятия, включает позы, задействующие и «газ», и «тормоз». Это настоящая тренировка для вегетативной нервной системы. В результате достигается совершенно новый уровень внутреннего равновесия и гармонии.
«Наибольшую пользу, – сказал он, – практикующие получают тогда, когда в течение
занятия проводится несколько таких циклов».

Share This:

Добавить комментарий