Окситоцин

Неделю назад я написала симпатичную заметку о «вкусно» и «вкусненько», где дала пищу для размышления о том, где проходит граница между сиюминутным удовольствием и глубоким удовлетворением от собственного существования. Если вы её не читали, пожалуйста, сначала прочитайте её.

Этот текст — продолжение поста и раскрытие темы удовлетворения сложносочиненных потребностей, которые дают «дорогое» и человеческое окситоциновое «насыщение» жизни, в отличие от сиюминутной и дешевенькой дофаминовой награды.

Наряду с дофаминовой наградой, полученной за удовлетворение того побуждения, на которое она вас простимулировала, вы можете испытать яркое и отчётливое «хорошо» ещё 3мя достаточно простыми способами:

Эндорфин. Химия мышечной работы. Его вам отсыпят только за работу, сравнимую с убеганием/догонянием/выживанием/решающей битвой — то, что называется «на все деньги». Эндорфин, вообще говоря, это мощное обезболивающее уровня таламуса. Боль то есть, но вы про неё ничего не узнаете, пока высока концентрация эндорфинов. А ещё эндорфин — эйфоретик. Это необходимо для того, чтобы вы не боялись продолжать выживать, даже если у вас огромная рана. Поэтому эндорфиновая система не подходит для ощущения счастья в состоянии покоя. Она в покое не работает.

Серотонин. Больше всего вас заливает серотонином, когда вы чувствуете себя высокоранговым бабуином. У альфа-самцов всегда очень высокий серотонин и дофамин, и альфа-самцы в мирное время  — самые здоровые особи в стае и долгожители. Чем больше суеты, сравнений и оценок не в свою пользу — тем ниже серотонин. Чем ниже серотонин, тем выше уровень негативных эмоций (он их снижает, и поэтому тоже является важным нейромедиатором концентрации и внимания). Поэтому не сравнивайте. Проблема серотонина в том, что его среднесуточные концентрации с трудом корректируются, и однажды низко упав, поднимаются очень сложно. Не принижайте детей и не критикуйте — не мешайте им расти альфами. Серотонин не подходит для ощущения счастья на каждый день, потому что, во-первых, требует сравнения с родичами и соседями по палате, а во-вторых, регулируется миндалиной. То есть, подсознательно. То есть вы всегда будете сравниваться сначала с теми, кто лучше вас, а затем с теми, кто хуже. И первый эффект всегда будет сильнее. Вы никогда не почувствуете себя достаточно альфавитым, пока будете сравниваться. Инстаграм и миндалина вам этого не дадут.  Лекарство — практики осознанности и принятия. Однако, если вы будете транслировать своим детям уважительное отношение, их миндалина будет фиксировать примерно следующее: «мы родились в очень мирное время, и нас любит целая Вселенная». Ведь родитель для ребёнка  — целая Вселенная. И если Вселенная его любит и защищает, его серотонин не может не фиксировать максимум по умолчанию. И таки да, в отношении высокого серотонина наши дети могут быть лучше, чем мы.

Дофамин, как я уже тоже писала, даже награждая, не сделает вас счастливым и удовлетворенным, потому что он навигатор неудовлетворенности. Система не работает в обратную сторону и никогда до конца не позволит вам удовлетвориться, расслабиться и почувствовать счастье. Это надо принять как есть, как ошибку проектирования Homo Sapiens, смириться и пробовать взращивать иной способ получить удовлетворение, а значит, ощущение счастья, покоя и цельности бытия:

Окситоцин. Разветвленная система, которая необходима мозгу, чтобы поощрять ваше социальное поведение. Что она поощряет у животных? Родственное, родительское и детское поведение. У животных один единственный социум — семейный или стайный (где все родственники, так или иначе). И любая кошка, собака, птица, рыба и даже паучок, а уж тем более человек, ощущают окситоциновое действие внутри себя, как счастье принадлежности: к семье, стае, хозяину, социуму, футбольной команде, йога-сообществу и тд. И чем сильнее идентификация со «своими», тем интенсивнее эффект. Поэтому пьяненькие разговоры всегда о совмесочке, уважении, выделении себя в отдельную структуру, которая хорошая, на фоне других плохих — дофаминовая система на время залита алкоголем и искусственно «удовлетворена», и на передний план выходят потребности более высокого, чем пометить территорию-поесть-размножиться, уровня — уровня принадлежности к социуму и ощущения себя ему нужным.

Кормящие женщины во власти окситоцина очень подвержены делить мир на своих и чужих, и это крайне необходимо для того, чтобы точно знать, кому в случае необходимости доверить своего ребёнка. При рождении ребёнка в психологически здоровых и благополучных семьях всегда происходит внутрисемейное сплочение и некоторая изоляция от остального общества — это действие окситоцина, который повышается не только у мамы, но и у каждого члена микросообщества, относящего себя к нему.

Про окситоцин любят говорить, что он отупляет. Но это не совсем так. Он скорее частично ослепляет кругозор и интересы того мозга, в котором выработался, ограничивая его, на время  интересами стаи, семьи, детёныша и его потребностей. То есть родитель (отец тоже, не только кормящая мать) на время действительно выпадают из общих тенденций жизни, но не из-за отупения, а из-за яркого внутреннего вектора на потомство. С течением времени этот вектор слабеет, а человек возвращается к своей обычной жизни, но не потому, что поумнел обратно, а потому, что отпустило. И это абсолютно нормально, как и нормально то, что в момент заливания центральной нервной системы окситоцином, человек чувствует себя намного счастливее — это счастье, это компенсация за тяжкий труд быть полезным и эффективным родителем, членом семьи, стаи или сообщества.

Как использовать эту возможность вне деторождения? Найти своё сообщество. Идентифицировать себя в стае. Укорениться в семье. Ловить летучие эфиры окситоцина и фиксироваться на них, оставаясь глухим к дешёвым и тяжёлым парам дофамина, который гонит прочь от тихой гавани за приключениями, достижениями и призрачными наградами. Просто представьте — мы с вами все — дружное читающее йога-сообщество вдумчивых и вдохновленных зожников. Стало тепло? Это оно — окситоциновое удовлетворение. Упражняйтесь! Ведь у одного человека может быть много разных сообществ, с которыми он себя идентифицирует и много способов ощутить счастье принадлежности. Увы, 21 век отобрал у нас ощущения принадлежности к общине, но мы можем обмануть его тем, что объединимся в сообщества по интересам, целям, хобби и даже захвату Галактики.

Как ещё распознать окситоциновое счастье? Это гормон разборчивости. Мать и дитя, глядя друг на друга первый раз, испытывают сумасшедшую любовь друг ко другу  — так мозг запоминает своего, и больше никогда не спутает с чужим. И каждый раз, когда вы в чем-то разбираетесь, что-то раскладываете по полочкам внутри мозга, он также сортирует усвоенное на своё и ненужное. Всё, что вы знаете, вы считаете «своим» именно поэтому. Поэтому почаще пробуйте, дегустируйте, разбирайте на составляющие, относите понравившееся себе, как будто оно и правда ваше, и чувствуйте за шумом всего остального очень тонкий кайф от «мятный — мой любимый цвет», а «йога — моё любимое дело». Правда ведь снова потеплело?

Ещё больше усилить тонкие грани окситоцинового удовольствия можно от чувства «я делаю для своих». Ощущение себя нужным для своих — сильнейшее окситоциновое удовлетворение. Так я кайфую от того, что пишу полезное для вас — сообщества моих читателей. А что вы делаете такого хорошего для своей стаи? Булочки детям печете? Йогу преподаёте своей любимой группе? Кайфово же?

В стрессе женщина хочет принадлежности к сильной стае. Недавно психологами был признан ещё один путь стрессового реагирования, помимо «прикинуться мертвым», «замереть», «затаиться», «бежать» и «драться» — это тестостероновые мужские стратегии. Чисто женской будет шестая — просить помощи, жаловаться и ныть — если просить не умеешь. Это действие окситоцина и это абсолютно нормально. Дамы, умеете ли вы просить, когда вам сложно? Умеете ли слышать свою природу?

Мужчины в стрессе воюют или избегают. Их главный гормон — тестостерон  — про границы, про «защитить», «отвоевать» и «спасти». Мужчина в стрессе хочет быть один. Женщина в стрессе хочет защиты, чтобы обняли, чтобы не обидели  — и очень много говорит, если не может сказать главное: «помоги мне». Разумеется, это не всегда и не у всех, и вообще зависит от ситуации, ресурсности и тревожности. Но если вы женщина и вы хотите познать свою природу, а ещё научиться окситоциновым переживаниям, вам не обойтись без их тёмной стороны — признания, хотя бы иногда, себя слабой и уязвимой. Тогда и легче будет упасть в свою же природу в мирное время, где можно чувствовать себя в семье, в стае, в группе по интересам, в материнстве и в творчестве. А ещё  — нужной.

А там и до самого-самого тонкого счастья недалеко. До вазопрессинового. Вазопрессин — гормон верности. Выделяется и у мужских и у женских особей, но только моногамного типа. Человек может быть и моногамным и полигамным. Зависит от генетики, воспитания и окружающей (культурной) среды, в которой живёт и зреет особь. Знаете ли вы счастье верности? Счастье самого тонкого и хрупкого уровня организации межличностных отношений, способное раскрыться во всей красе лишь в зрелом, осознанном и удовлетворенном индивиде.

Есть ещё один очень милый способ поднять себе окситоцин, и он не имеет отношения к социальной жизни. Завести сад-огород. В почве обитают бактерии, продуктом метаболизма которых являются соединения, повышающие выработку окситоцина в центральной нервной системе садовода. Поэтому все, кто имеет грядки на даче, чуточку счастливее остальных. А особенно счастливы те, кто возделывает свои сады как-нибудь очень дружно, семейно и добрососедски.

Спасибо за интерес к этой теме. Я его никак не ожидала, и мне хорошо, что вам зашло! На тему развития в себе человечности ещё так много можно сказать, и если вам это интересно, дайте знать  — иногда буду пописывать.

#углыобзорамоей_галактики #КсенияШатскаяСтатья #йогавикинга #окситоцин

Добавить комментарий