Стыдно!

Стыд — чувство, необходимое для социализации. Когда в далёком пещерном прошлом наши волосатые гиперкифозные широкочелюстные предки поняли, что объединяться выгодно, они начали отращивать себе префронтальную кору. Скопление нейронов головного мозга, находящееся за лобной костью, отвечающее за планирование, принятие решений, волеизъявление, проявление высшего человеческого поведения, которое невозможно без эмоционального интеллекта, за чувство общины, за отношения с членами общины и за чувство стыда, без которого невозможны, собственно, эти самые отношения, по крайней мере, в долгосрочной перспективе.

Чувство стыда не может посетить отшельника. Для того, чтобы оно родилось, нужен зритель, который осудит или возвысит, соответственно уронив или подняв ваш внутренний ранг. Впрочем, отшельник может себе придумать зрителя, или воскресить в памяти, например. Ваша строгая мама, зачастую, такой вот ваш неосознанный зритель.

Чувство стыда завязано на серотонине. Когда вам стыдно, он падает и вас топит весь ваш негатив, который обычно сдерживается именно серотониновыми платинами. Высота платины — крайне важная единица. Хилые, низкие и слабые платины — и вот вы вечно извиняетесь, присмыкаетесь, сомневаетесь, тревожитесь и угождаете. Чрезмерно высокие и железобетонные — и вот вы психопат, который вообще не понимает и не принимает чувств других людей.

Неотрегулированное чувство стыда ВСЕГДА делает вас эгоистом. Вы либо слишком тревожитесь и не можете вылезти из своих сомнений/страхов/комплексов, либо слишком поглощены тем, что ваша защита не сработает от очередного посягающего, и при этом вы подозреваете вообще всех. Приведу довольно распространённый пример вызванного стыдом эгоизма: «я плохая мать». Это утверждение невротика. Здоровая женщина не думает в этом месте о себе и об осуждающих зрителях, не сравнивает себя с кем-то живым или мертвым, известным или соседкой. Здоровая женщина смотрит на своего ребёнка, и если видит здорового, почти всегда или часто подвижного и улыбающегося детёныша, который ей доверяет и любит обнимашки — она не думает о том, какая она мать. Она нормальная мать нормального ребёнка. Застыженная во всем ищет свою вину и осуждение окружающих, подумать о себе со стороны ребёнка ей не хватает ресурса. Психопатию обсудим чуть позже.

Кто прививает чувство стыда и как?

Родители, школа, ближайшее окружение, наставники и среда обитания. Родители в топе.

Стыд зарождается, развивается и живёт в префронтальной коре, и появляется это сложное чувство годам примерно к 4. До этого оно там просто невозможно, тк это очень сложная опция для нервной системы, и до него нужно зреть. В 3-4 года ребёнок может осознать, что то, что он сделал — плохо (а не просто нельзя), и это здоровый вариант стыда, не здоровый стыд — это когда ребёнок думает, что он и сам стал плохим. Особенно старательные родители так стыдят, что их дети чувствуют (не думают, а чувствуют — это важно), что они такие плохие теперь, что их больше не любят. И это очень губительно. К 7 годам в ребенке отчетливо развивается сопереживание, дети учатся ценить чувства других и понимать, что другим может быть больно от их поступков, а им может быть больно от несправедливости по отношению к их близким (и они будут стыдить нарушителя). Это правильный и очень хороший стыд. К 7-12 годам ребёнок может и хочет усваивать правила, играть социальные роли и многое понимает в устройстве своего микросоциума, и это тоже способствует развитию чувства стыда, как навигатора приемлемого общения. Затем идёт шторм и дисфория переходного возраста, человека перетряхивает на уровне гормонов и подсознания каждых час-полтора и вообще всё странно. Зато буйным цветом расцветает стыдливость за себя, свое поведение, прыщи, двойки и прочие глупости, которые нужно просто пережить, и хорошо, если кто-то поддержит, особенно хорошо, если это будут родители. Тогда к 18 годам они получат абсолютно нормального человека с тонко отрегулированным стыдометром и развитым эмоциональным интеллектом.

А что, если родители эмоционально нестабильны? Вовремя не объяснили, что плохой поступок не равно плохой и нелюбимый ребёнок. Вовремя не показали пример сопереживания, не сопереживали его «дурацким» проблемам. Что если правила зависели от настроения мамы и/или трезвости папы? Сегодня мама добрая и не мыть руки не стыдно, а завтра стыдно прямо до недельного бойкота, например. Плотина (тонический уровень серотонина), которая должна в свои сроки строиться и крепнуть, без конца обрушивается и в какой-то момент фиксируется низко и «на соплях» или становится слишком твердокаменной, заржавевшей и с нерабочими шлюзами. В первом случае мы получаем невротика/астеника/тревожника, во втором нарцисса/психопата. Разумеется, возможны промежуточные варианты, смешанные варианты и даже норма, если очень повезёт, но это бывает редко.

Чувство стыда — необходимое чувство. Оно — наш навигатор в социуме. И мы нуждаемся в том, чтобы его испытывать. Но если стыдометр сломан, мы не умеем правильно регулировать чувство стыда, что очень сильно выматывает и истощает. Психопаты и нарциссы нашли для себя выход — они не испытывают стыд, вынося его за пределы себя и прикрываясь своим «совершенством». Но поскольку нуждаются в этом чувстве в социальных взаимодействиях, они бесконечно стыдят свое окружение. Это те самые блогеры/гуру/ораторы, которые осуждают политику/медицину/прививки/мясоедение/чтоземлякруглая и тд, ведь им всё равно, что осуждать, им важно как-то прожить стыд, кого-то уличить и как-то на этом удовлетвориться. Читая и слушая их, вам всегда за себя стыдно или неудобно, а им в этот момент хоть как-то живо. Хейтеры, пишущие вам гадости, своей писаниной тоже проживают стыд через такой вот шиворот-навыворот и тем поднимают себе серотонин. Нарциссические родители — родители, которые выносят весь свой стыд на своих детей, ломая им психику и обрекая на невозможность быть хоть сколько-нибудь счастливыми, пока они в этом всём не разберутся. Нарциссизм — это психическое отклонение, и последнее, что я хотела бы в себе развивать — это черты нарцисса, ведь за ними всегда боль, одиночество и сломанный стыдометр.

Идеальная жертва нарциссической личности — тревожная личность. Такой наоборот комфортно, когда ей сообщают, что она опять сделала не так. Сразу закрывается неразрешенная причинно-следственная связь «почему мне опять стыдно (или просто плохо)». Потому что ты плохая мать, например, ты же ребёнку печенье даёшь. Для здоровой матери печенье — не проблема и не предмет для стыда, а её личный выбор. Для тревожной — трагедия. Для нарцисса — повод очередной раз самоутвердиться. Так и живём.

Стыд — это психическая боль разной степени интенсивности. Интенсивный стыд оставляет на психике шрамы. Качественно дозированный и к месту — учит по методу кнута. Работает на подсознании.

Стыд — это и средство управления. Бьёт прямо по миндалине, угрожая рангу, что смерти подобно в человеческом обществе, ведь один без взаимодействия с общиной ты не выживешь. Этим и пользуются родители, политики и рекламщики.

Стыд критически нужен для микросоциума. Стыдно манипулировать и врать, и если вы здоровы или стремитесь к психическому здоровью и осознанности — вы так не делаете или стараетесь не делать. Если стыдометр сломан — взаимодействуете преимущественно так — через манипуляцию, подгадывание, обходные пути и прочие кривые дорожки. И это вас истощает.

Стыд и счастье.

Счастье — чувство коллективное. Вы счастливы с кем-то, из-за кого-то или вопреки кому-то. В одиночестве гормоны счастья (серотонин, окситоцин) не поднимаются, точнее, наоборот, сильно падают. Поэтому одиноким людям необходимо налаживать общение, хотя бы собаку завести.

Управление ощущением коллектива строится на стыде, сопереживании и умении разделить момент. Если вам все время стыдно, или привычнее — тревожно, вы не способны испытывать спокойное удовлетворение от своей жизни. Вы будете выдумывать поводы для суеты, искать в окружении нарциссов, чтобы они вас стыдили, отталкивать от себя всё, что приносит новые для вас ощущения какого-то непонятного добра, которое может же ещё и пропасть! Нужно быть настороже, не пропустить этот момент, подстраховаться… ну вы меня поняли. Поэтому учиться регулировать стыд и калибровать стыдометр никогда не поздно.

Стыд и совесть — два сапога пара. Только совесть — это аутостыд. Мне перед собой стыдно врать — это совесть. Мне стыдно врать, потому что это может вскрыться — это стыд. И стыд и совесть — основа эмоционального интеллекта, главного качества успешного успеха в 21 веке (на мой скромный взгляд).

С детьми и стыдом нужно быть очень аккуратными, ведь ребёнок — заложник своего родителя. И если родитель манипулирует стыдом, он ломает психику ребёнка навсегда. Починить или хотя-бы откорректировать можно, но только не самостоятельно. Чинить стыдометр, строить серотониновые платины, учиться границам и восстанавливать свое право на счастье придётся в кабинете психолога, и нужно быть готовым к тому, что это будет больно, долго и дорого.

Но оно того стоит.

Что можно сделать прямо здесь и сейчас, чтобы помочь себе? Обратите внимание, как вы размышляете и принимаете решения — часто ли вы беспокоитесь, визуализируете чьё-то неодобрение, боитесь, тревожитесь? Что за этим страхом? Не привычка ли всегда «быть чуть скромнее»? Если это оно — меняйте нейронную связь. Воображайте себя храбрым, стабильным, достойным при принятии решений и чаще говорите себе: «видишь, ты снова оказался(лась) права!». Уже этого будет достаточно, чтобы начал расти ресурс. А это главное.

#идапребудетснамисила

Очевидна ли для вас связь между желанием советовать и стыдом?

Добавить комментарий