Питание и болезни цивилизации

О питании принято говорить в двух аспектах:

1) Что там в тарелке? Копаем, изучаем, интересуемся: сколько калорий, заменимо/незаменимо, ПП/антиПП, БЖУ, вего, эко и тд.

2) Куда усвоится? Подкожно-жировой слой, мышцы, суставы, волосы-ногти-кожа, умные ещё микрофлору кормят, унитаз.

И мало кого волнует промежуточная стадия приключений пищи, заключающаяся во многократных химических реакциях по усвоению съеденного.

Я же — фанат биохимии. Меня волнует вопрос не «что», а «как». Почему у кого-то что-то усваивается, а у кого-то не усваивается? Почему в жир? Почему в мышцы? Почему этот веган бодр и весел, а этот злой и тощенький? Почему этот вот жрёт и не толстеет, а эта толстеет, но таки жрёт? Почему от еды болеют? И много других таких ситуаций, с недавнего времени ставших для меня более прозрачными, из-за приобретения понимания того, как работает ЖКТ, а главное, как работа ЖКТ сказывается на жизнедеятельности организма на разных его уровнях функционирования. Потихоньку я обо всём этом напишу, наверное, сегодня же мне хочется говорить о болезнях цивилизации.

Болезни Цивилизации: акне, целлюлит, варикоз (и геморрой), аутоиммунные заболевания, аллергии, ожирение, диабет, нейродегенеративные заболевания.

Помимо малоподвижного/сидячего образа жизни на риск приобретения такой обновки влияет и питание.

Клетка организма млекопитающего (практически любая) может жить в двух режимах: изобилия или стрессоустойчивости.

В режиме изобилия клетка располагает достаточным количеством необходимых питательных и строительных веществ, поэтому растёт и функционирует (секретирует, например) на высоких для себя скоростях. Но и продолжительность жизни такой клетки короче, тк выше скорость обменных процессов и, соответственно, износ всех структур. Как и риск её засорения и захламления продуктами этих чрезмерно быстрых обменных процессов. Эволюции выгодно, чтобы особь быстро росла, быстро выходила в половозрелость, быстро выращивала потомство и быстро освобождала место следующим поколениям. Поэтому стоп-крана нет.

В режиме стрессоустойчивости клетка испытывает умеренный дефицит питательных и строительных материалов, из-за чего тщательно перерабатывает продукты собственного метаболизма, многократно пускает их на повторную переработку, живет дольше, но растёт и функционирует на гораздо более медленных скоростях. В режиме дефицита клетка рискует истощением и значительным ограничением функционала (выключение репродуктивной системы при стрессе), поэтому долгие «голодные» времена чреваты обратным эффектом — стрессонеустойчивостью и гибелью.

Регулирует переключение между режимами молекулярный комплекс mTOR, о котором в недавнем времени я писала подробную статью. И именно mTOR решает, как следующие часы/сутки/недели будет жить клетка.

Гибкость переключения режимов — залог клеточного здоровья. И если гибкости нет, а избыточность/хаотичность/частота/гиперкалорийность есть — клетка быстрее засоряется белковыми продуктами обмена веществ самой же клетки и выходит из строя. Так стартуют нейродегенеративные заболевания — болезнь Альцгеймера или Паркинсона, например, заключающиеся в захламлении нейронов собственными белками и невозможности их вычищения.

На фоне гиперкалорийности питания растёт и риск ожирения, притягивая за собой инсулинорезистентность и диабет, лептинорезистентность и атеросклероз, избыточный рост эпителиальных клеток и акне, нарушение функционирования органелл клетки и онкологию и ускоренный клеточный обмен иммунных клеток и аутоиммунные заболевания. Клетки иммунитета становятся агрессивными, легче нападают на собственные ткани (аутоиммунные заболевания) и на безобидный белок извне (аллергии). Чаще дает сбой генетический аппарат клетки, и так запускается онкология. Страдают не только отдельные клетки, но и ткани, органы и системы органов, а все потому, что не предусмотрено природой, что человек сможет когда-нибудь иметь неограниченный безлимитный доступ к пище. А человек взял и смог.

Не только избыток калорий в тарелке переключает mTOR в вечное изобилие, но и:

-Дробное питание, которое вызывает подъемы глюкозы и инсулина, а именно по концентрации инсулина mTOR и определяет изобильность рациона;

-Избыток соевой и молочной продукции в питании, содержащей аминокислоту Лейцин. Лейцин — сигнальный белок, сообщающий mTOR, что употребляется в пищу «детская» еда — еда грудничков и зародышей (молоко, яйца, зерновые, бобовые), и, соответственно, нужно максимально быстро расти;

-Избыток сладкой, жирной и белковой пищи, сам по себе сигнал к изобилию, да ещё и дает повышение инсулина в крови.

Если никогда не давать организму отдыха от частых и обильных застолий, mTOR «забывает» о возможности переключения клетки в режим самоочищения, а клетка становится крайне стрессонеустойчивой и подверженной риску различных патологий.

Какой смысл говорить об заменимости/незаменимости белка, если он употребляется в контексте гамбургера? Он осядет сухим остатком там, где никто этому не рад, и будет источником скорее явного отсроченного вреда, чем спорной насущной пользы.

Как и нет большого смысла изводить себя голоданиями до истощения, ведь истощение, упадок сил и исчезновение «поисковой активности» в поведении — признак выхода за пределы возможностей организма противостоять стрессу, но никак не настройка на стрессоустойчивость и самоочищение.

Если же питаться умеренно, давать клеткам отдых, а mTOR тренировать на гибкость — то, что досталось в ограниченном количестве и стоит дорого клетка будет уметь усваивать и перерабатывать бережно и экономно. А то, что избытком осело — утилизировать в отведённое и запланированное на это время.

Как сделать mTOR гибким?

Паузы между приёмами пищи в 3-5 часов, уменьшение суточного количества приемов пищи до 2-3, сытные, полноценные и насыщающие завтрак и обед, скудный ужин и ночной отдых между ужином и завтраком не менее 14 часов — такое питание не запустит аутофагию, о ней вообще пока рано говорить, тк её ещё изучать и изучать. Но изученный mTOR точно будет более чувствительным и подвижным. В момент пауз (от 3 до 16 часов после последнего приёма пищи) клетки будут успевать проводить текущую (день) и генеральную (ночь) уборки, а качественный объем и состав тарелки будут давать знать mTOR, что и на рост с изобилием есть ресурс (0-3 часа после последнего приёма пищи). Интервалы в пище, таким образом, необходимы не для процессов самоочищения как таковых, а для того, чтобы mTOR успевал за сутки поработать и в режиме накопления (роста) и в режиме уборки.

Более частое питание — запуск mTOR в режим грудничка. Если вы не занимаетесь тяжёлым физическим трудом, не бодибилдер и не младенец, расти в таком режиме у вас будет в первую очередь попа или сосудистые бляшки. Вот и думайте.

Остальные пути работы с mTOR я подробнее описала в предыдущем посте, который так и называется «mTOR». Клеточные процессы самоочищения описать могу, если будут запросы и их будет много.

Но не только на клеточном уровне полезны значительные пищевые паузы, и не всем. Надеюсь, это очевидно. Есть потенциальный контингент для «сдержанного» питания, а есть — для изобильного. Есть ещё уровень гормонов, и влияние интервальности питания на них. А ещё уровень нервной системы, и тут особенно интересно поговорить о том, что голод — друг высоких умственных способностей, например, и враг некоторых видов депрессий.

Интенсивные физическая активность, йога и тренировки ускоряют обмен веществ, но помогают процессу утилизации отработанного материала и одновременно способствуют стрессоустойчивости клеток и контролируемому укреплению иммунитета. Но какие-такие интенсивные? И как именно?

И об этом всём я могу рассказать в контексте физиологии пищеварения, если вы меня об этом попросите, конечно! Интерес можно проявить в комментариях!

#идапребудетснамисила

#КсенияШатскаяСтатья #йогавикинга #basebodyKS

Share This:

Добавить комментарий